портретный очерк подруги сочинение

В этот день, в 1936 году, родился Зинченко Жанн Федорович. Директор орг. Агат (1985-1989). Доктор технических наук.
Генерал-майор Советской Армии, Действительный член Российской академии Космонавтки им. К.Э. Циолковского, член Союза писателей России. Он физик и лирик в полном смысле этого словосочетания: автор стихов и конструктор космических ракет, человек, очарованный природой, и крупный специалист оборонной промышленности.

Чем больше жил Евгений Александрович Котенко, тем всё более интересными ему казались люди. Ему хотелось написать книги, в которых была бы подробна изображена жизнь многих талантливых русских людей его земляков. Многие из тех, кого он знал лично или о которых читал или слышал, ушли из жизни. И он боялся, что кроме него, некому будет рассказать о них, и выйдет так, как будто этих людей не было на земле. Он успел создать обширную портретную галерею людей, встреченных им на жизненном пути. Вы, конечно, читали его книги: Замечательные люди Ейска и Земляки мои ейчане, в которых он поведал нам почти о ста своих талантливых земляках. Евгений Александрович был убеждён, что все люди талантливы, а русские исключительно одарены и своеобразны. Он составил целый план перечень личностей, о которых он хотел рассказать, но не успел. Среди них особое место занимает Жанн Фёдорович Зинченко, великий патриот нашей России. Предлагаю вам подготовленный Е.А. Котенко очерк о нашем юбиляре.

Е.И. Котенко.
Главный конструктор головного института ракетно-космической отрасли.

… Мы сильными были

У Родины сильной ,

И мы не забыли

свой долг пред Отчизной.

Ракеты объекты

Великая Русь!

Я Красный директор,

и этим горжусь!

Ж.Ф. Зинченко

Если вам доведётся путешествовать в низовьях Волги, вы увидите в знойном мареве, как мираж, среди пыльной астраханской степи белоснежные кварталы военного городка это Капустин Яр. Здесь Государственный Центральный полигон реактивной техники, здесь в прошлом веке, а точнее Постановлением Совета министров СССР от 13 мая 1946 года по Вопросам реактивного вооружения, началось открытие эры Космоса, история первых шагов Человечества на звёздные трассы.

Капустин Яр это альма-матер новых ракетно-космических полигонов в Байконуре и Плесецке.

Капустин Яр это воплощение в реальность творческих мыслей великих конструкторов Сергея Павловича Королёва, Владимира Николаевича Челомея, Валентина Петровича Глушко, Николая Алексеевича Пилюгина, Михаила Кузьмича Янгеля и других участников создания мощных баллистических ракет, что и поныне берегут наш покой от заморских горячих голов американских ястребов.

Капустин Яр это соучастие в первом прорыве к звёздам многих тысяч военных и гражданских специалистов и среди них два хорошо известных мне, моих друга-ейчанина Виталия Данилова и Жанна Зинченко. Им, как и тысячам других посчастливилось сделать вклад в это архинужное и важное судьбоносное дело становление ракетно-космической мощи страны.

В 1953 году, в тот самый год, когда Евгений Котенко закончил МГИ, а Виталий Данилов стал слушателем Академии им. Дзержинского, отцовский дом в Ейске покинул семнадцатилетний Жанн Зинченко уехал в Ленинград учиться в Военно-инженерное училище им. А.А. Жданова. Отец его, Фёдор Иванович, был в городе человеком известным: работал заместителем председателя горисполкома, секретарём горкома партии, директором ряда крупнейших предприятий. Он был настоящим коммунистом: сын бедного казака станицы Ново-Щербиновской, Фёдор с девяти лет батрачил то у атамана, то у кулака, окончил курсы трактористов, работал в первой МТС на тракторе Фордзон, руководил тракторным отрядом в совхозе Ейский в станице Должанской. С 1931 года в Ейске стал директором машинно-тракторных мастерских. После страшного голода тридцать третьего года Фёдор Иванович стал строить собственный саманный дом на окраине города по Пушкинской улице, дом 118. В предвоенные годы отец заочно окончил техникум и был назначен главным механиком завода Молот. Во время Великой Отечественной войны отец был спецуполномоченным по эвакуации этого завода в Ташкент (теперь на базе этого ейского завода действует крупный завод сельскохозяйственного машиностроения Ташсельмаш).

Шестилетний Жанн и его младший брат, четырёхлетний Аркадий, находились в Ейске во время его шестимесячной оккупации гитлеровцами, жили с бабушкой Верой. Мама братьев, Варвара Ивановна, умерла от туберкулёза лёгких в Краснодаре 17 октября 1941 года. То что отец был коммунистом и одним из руководителей крупного в городе завода, это оккупантам было достаточным основанием для расстрела семьи… Но бабушка с внуками уцелела. Пережив голод 1933 года, бабушка всё время сушила сухари. К приходу немцев у неё их было несколько мешков, ими они и питались. Бабушку иногда посещали монашки Русской Православной церкви, они приносили в дома, где были дети пирожки и другую снедь. Жанн Фёдорович вспоминает: Обогревались мы в те полгода оккупации благодаря отцовской политической образованности у нас в доме было много книг Маркса, Ленина, Сталина, и мы топили печку зимой 19421943 годов в основном этими книгами.

В длинные зимние вечера мы садились у печки, я вырывал из книги один лист, комкал его и бросал в печь, когда он догорал, бросал следующий… Бабушка нам рассказывала сказки и стихи, учила считать и читать. Она окончила школу в царское время в станице. Сколько же она помнила стихов наизусть… Я многое впервые услышал от неё.

Прочтя у Ж.Ф. Зинченко о судьбе книг классиков марксизма-ленинизма во дни оккупации Ейска, я вспомнил, что в августе 1942 года, вскоре после захвата гитлеровцами нашего города, я, 12-ти летний шкет с моим 15-летним дружком Вовкой Исаковым, сыном начальника ейского НКВД, с 1938 года сидевшего в Краснодарской тюрьме, раскурочили Опель-капитан немецкого офицера, попались в лапы полицаев и сидели в тёмном подвале полицейского управления. Лупили нас резиновыми дубинками по головам и спинам, кованными сапогами. Есть и пить не давали. Передач от матерей не принимали. Весь цементный пол в подвале был завален красными томами собраний сочинений Владимира Ильича Ленина, избранными работами Карла Маркса и книгами серого цвета Вопросы ленинизма И.В. Сталина. Книги были изъяты полицаями в квартирах семей ейских коммунистов, не успевших эвакуироваться. На этих томах, сложив их ровными стопками, мы спали, подложив под головы толстые квадратные альбомы патефонных пластинок с записью выступлений товарища Сталина на 19-ом партсъезде.

По ночам приходили крысы, поднимали возню и драки с пронзительными писками. В сплошной темноте мы видели только их горящие глаза. Для таких случаев у нас были наготове изломанные остроконечные пластинки. Одну-две крысы мы убили…

Но продолжу рассказ о Жанне Зинченко.

Жанн учился в школе 1 (это в городе Ейске, пожалуй, единственная школа, номер которой не изменяли ни разу со дня её открытия).

Учился хорошо, увлекался спортом. В боксе у тренера Дмитрия Ефимовича Тихомирова добился наилучших результатов стал чемпионом Ейска во второй полусредней весовой категории (67кг), играл в волейбол, баскетбол, плавал в Ейском лимане и в Таганрогском заливе. Был крепким, высокорослым, красивым парнем из казачьего рода. Горячо любил своего отца, спустя годы написал о нём:

Отец мой, Фёдор Иванович, умер 30 ноября 1990 года в своём доме, собственноручно построенном ещё до войны, похоронен в Ейске, и хотя за долгие годы работы в руководстве города он мог получить любую квартиру, он не сделал этого… На просьбы своей второй жены, Валентины Петровны, выхлопотать благоустроенное жильё, отвечал: Подумай, что люди скажут!” Он был настоящий коммунист, для которого уважение людей было дороже любых благ. До нынешних дней я, приезжая в Ейск, чувствую это уважение, знавших отца людей, на себе они помнят его и помогают мне…

Отец для меня был примером всю жизнь. Никто не оказал на меня такого влияния на моё становление, как он. Я помню каждое его слово, каждое его движение… Его смерть была для меня самой невыносимой потерей в жизни…”

В июле 1958 года Жанн приехал на соревнования в Ростов-на-Дону. Ну как было не заскочить на денёк-другой в родной Ейск! Радостная встреча с отцом, родными, с пляжем, где полно знакомых и приятелей. В одной пляжной группе друзей встретил незнакомую девушку. “Как странно, подумал Зинченко, я знаю многих её подруг, а её встретил впервые. Как это может быть в маленьком городе? Два дня они не расставались, а на третий, когда он должен был уехать в Ростов, Жанн попросил её руки:

Хочешь, выходи за меня замуж…

Хочу, ответила Валентина Кабашная.

Жанн быстро вернулся в Ейск к невесте и 31 июля они расписались в Ейском ЗАГСе. В Капустином Яре 30 мая 1959 года у них родился сын Виталий. На полигоне Зинченко начал писать стихи. В его книге 2004 года издания Душа моя (семейный альбом) опубликованы его тёплые стихотворения о любимой, о семье, о той поддержке, которую близкие оказывают в тяжёлые годы выпавших в их жизни испытаний.

Итак, после окончания военно-инженерного училища, с 1956 года, в течение почти шести лет Жанн Зинченко служит на ракетном полигоне Капустин Яр, бывает в командировках на Байконуре. Он командует сначала взводом, потом ротой, строит пусковые площадки для ракетных комплексов, многочисленные объекты инфраструктуры. Заслужил чин капитана, стал командиром учебной роты, а это должность майора. Из за особого режима работы и секретности родные в Ейске не знают, где он работает. Письма от него приходят из Москвы, и они пишут ему по адресу: Москва-400. Космодром Капустин Яр был строго засекречен. Удивительно как пересекаются в Капустин Яре жизненные пути двух наших ейчан Виталия Данилова, моего одноклассника, и Жанна Зинченко. Жанн часто бывал в Доме офицеров полигона и видел фотопортрет своего земляка на Доске почёта за успешное проведение боевых пусков ракет, но не мог, конечно, догадываться, что этот парень из Ейска, что они бок о бок куют ракетно-ядерный щит Страны Советов. А ковать приходилось самоотверженно, с предельной отдачей физических и моральных сил.

На полигоне не все молодые офицеры правильно понимали важную и ответственную роль в порученной им необходимой для страны работе. Некоторые высокомерные самоуверенные лейтенанты считали, что климатические условия службы очень тяжёлые: невыносимое летнее пекло, жгучие, леденящие душу морозы. Они считали для себя основным и наиболее важным видом своей деятельности работу чистую, кабинетную, в тепле за столом.

Зинченко 2 октября 1958 года написал исповедальные стихи : Если б легче была работа, мы б давно посходили с ума… Стихотворение называется Офицерская доля Изнурительной была работа на КапЯре. Жёсткое было время, гнетущая ответственность, бешенный темп работ: Давай, давай! Шуруй. шуруй! Даёшь стране ракеты! И стальная требовательность начальников. Во время службы в Советской армии Жанн мечтал поступить в Военно-инженерную академию им. В.В.Куйбышева, в 1962 году он сдал экзамены и поступил на фортификационный факультет, где изучал вопросы создания защитных сооружений и стартовых комплексов. Зинченко вспоминает:

С 1967 года, после окончания Академии, я навсегда связал свою судьбу с наукой в интересах обороны страны: научный сотрудник одного из НИИ Министерства обороны, преподаватель Военно-инженерной академии, референт Научно-технического комитета сухопутных войск, работа в Президиуме Академии наук СССР, руководство научными исследованиями и разработками в интересах обороны в вузах, НИИ и КБ высшей школы страны. Он был одним из руководителей крупнейшего эксперимента Правительства Советской страны по реализации полного хозрасчёта в науке и опытных разработках (он это делал за десять лет до рыночных реформ).

Наивысшие достижения по службе в Советской Армии Жанна Фёдоровича Генеральный директор Главный конструктор головной организации Агат ракетно-космической отрасли СССР, работа над национальной программой АНТИСОИ, руководство Комитетом общественной экспертизы СССР.

Работая в самых различных военных и гражданских организациях, он познал жизнь народа изнутри, когда создавал новые предприятия, строил новые производства, когда обеспечивал людей жильём, когда дни и ночи проводил на работе с учёными, конструкторами и рабочими, то есть с теми, кто и определяет смысл слов жизнь народа. Жанн Фёдорович высококлассный специалист, умелый руководитель крупных коллективов, хорошо разбирающийся в людях. Потому-то он добился весомых результатов и в 1984 году Постановлением Совета Министров СССР ему было присвоено звание генерал-майора Советской Армии.

В 1985 году за разработку и внедрение образцов новейшей боевой техники он стал лауреатом премии Совета Министров СССР.

Много лет Зинченко работал под руководством Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, секретаря ЦК КПСС по оборонной технике, Министра общего машиностроения Олега Дмитриевича Бакланова, которого он считает одним из своих Учителей. Вот как характеризует О.Д.Бакланов Жанна Зинченко: Он интеллектуальный продукт социалистического общества (как он сам говорит, получил бесплатное государственное образование). Он имеет глубокие технические знания и обязательные общеобразовательные в литературе и искусстве. Доктор технических наук Зинченко Жанн Фёдорович оставил свой след в науке и военной технике. Он никогда не был безразличным к происходящему в стране, всегда имел своё мнение, не скрывал его, даже если оно не совпадало с мнением властных структур. Его принципиальность известна: он подал в отставку с поста Генерального директора Главного конструктора головного института ракетно-космической отрасли ещё в октябре 1988 года, в связи с несогласием с политикой Горбачёва, Яковлева, Шеварнадзе и других предателей нашей великой Родины СССР. Многим тогда показались непонятными его решения ведь ещё не были видны разрушительные последствия перестройки, самостийности, суверенитетов, либерализма… У него чёткая гражданская позиция, он всегда на стороне народа.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *