огонь ты слышишь

//
HB

(AU!где Юнги – твой брат)

Часть 1.

Губы Юнги чертят прямую вдоль тонкой девичьей шеи, а тебе до безумия дурно, и перед глазами мир плывет, едва осязаемый.

Прекрасная… очаровательная… – шепелявит Мин, поддевая пальцами застежку лифчика, что падает ему на колени, а после на пол, тряпкой. Парень мурчит, тыкается носом в твою шею, словно кот, опаляя ее горячим дыханием.

Юнги почти плачет от осознания, что его н а с т о л ь к о заводит собственная п о ч т и невинная сестра. Он понимает, что ты уже возраста согласия очень давно достигла, но все равно каждый раз трясется, будто в первый, два года назад.

Спертый воздух в душной комнате накаляется до предела. С первого этажа доносится запах свежеиспеченного пирога, а в самой комнате ванилью до одурения. У парня голова кружится уже, но он упорно продолжает целовать целовать целовать. Будто одержимый.

Твоя шейка такая сладкая, – шепчет он на ухо, усмехаясь. На самом деле кожа у тебя горьковатая от выступившего пота и духов, горячая, молочно-белая. Ты словно кукла, полная копия своего брата, и он, на самом деле, чувствует себя так, будто собрался любить свою фарфоровую копию. – Хочешь же меня, да?

Безумно…

Блять… ты такая горячая… – тебе невпервой слышать, как брат матерится.

Это чертовски заводит.

И все же в голову прокрадываются жуткие сомнения. Разве братья могут т а к трогать сестер, разве могут говорить им пошлости на ухо, разве могут просить снять трусики самостоятельно?

Только миновы губы отрезвляют.

***
Ты великолепна, – Юнги шарит рукой по тумбочке в поисках сигарет, а ты едва поднимая голову, бурчишь.

Не кури, оппа…

Прости.

Он притягивает тебя ближе и целует в макушку. Прямо как в детстве, перед сном, в те времена, когда вы еще малыми детьми были. Тогда еще у Юнги не было таких крепких бедер, такого идеально красивого лица, таких жадных до ласки губ.

Оппа, почему я не могу рассказать подругам о нас? Разве это не нормально? Ну… то, что мы с тобой делаем? Разве то, что мы любим друг-друга это плохо?

Я не могу объяснить тебе это сейчас. Прости.

А когда сможешь?

Это даже не понадобится, – Юнги улыбается, опаляя огнем кончик крепкой сигареты. – Прости… пожалуйста.

Ты не совсем понимаешь почему он так говорит, да еще и смотрит пристально, почему постоянно извиняется. В последнее время все его поцелуи, все его ласки, все подарки будто бы твердят скоро нам придется расстаться. Юнги обводит указательным пальцем припухшие от поцелуев губы сестренки, и выдыхает сизый дым в лицо.

Хваён-а, скажи честно, у тебя кто-то есть? – Джинхо перебирает тонкие девичьи пальчики, заглядывая прямо тебе в глаза. – Почему мы не можем встречаться?

Просто, – ты пытаешься усмирить дрожь в голосе, дышишь глубоко и часто, несмотря на то, что морозный воздух колет горло не хуже газировки. – Просто я не хочу. Прости, Джинхо-я…

***
Может, ты или она приемные? – Чонгук сам же усмехается своему предположению, знает ведь, что ты и Юнги слишком похожи, чтобы быть сводными. – Но вроде говорят же, что люди, живущие друг с другом становятся практически близнецами…

Дурень, – Юнги шипит, словно рассерженный кот. – Тут твои шуточки ну совсем лишние.

Да ладно тебе, хён, – парнишка пожимает плечами. – Ты же говоришь, что она отвечает взаимностью? Тут два варианта или она дура, или это ты имеешь ахренеть какой дар убеждения. Может член большой, но в этом я очень сильно сомневаюсь.

Захлопнись.

Просто наслаждайся, хён.

Если так продолжится она узнает и возненавидит меня, – Юнги откидывается на спинку стула. – Потолок тут красивый… да.
______________________________________________
Фикбук:

3 thoughts on “огонь ты слышишь

  1. ладно, что-то должно произойти, и это не очень хорошее, мне кажется

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *