Когда тэхен вот так коалой

Когда Тэхен вот так коалой на нем висит, обнимая крепко-цепко за плечи, Юнги любит. Ведь это мило, это приятно, да и тепло. И как-то по-родному. И ладно, что Юнги каждый раз из-за этого почти опаздывает, ведь Тэхен не может виснуть в другое время. Только утром, вот только сейчас, когда он не хочет отпускать Юнги, но тому на работу бежать. Так Юнги и собирается: чистит зубы, а на животе горячие руки Тэхена чувствует. Готовит а Тэхен назад тянет, порой припечатываясь губами влажными к шее. Спасибо, что без собственнических засосов, а то однажды Тэ уже получил за то, что старшему пришлось надевать водолазку с высокой стойкой-воротником. И то это не особо спасло тогда.

Хен, голос Тэхена что-то завораживающее и возбуждающее, сводящее все внизу живота в тугой узел, но Юнги не признается, что ему нравится. Он вообще виду не кажет, не давая слабину. Ведь Тэхен его сколько раз пытался мягко уложить под себя он не поддавался. Если честно, он хочет, но боится до жути, а потому лишь облизывает губы нервно. И вечно перехватывает инициативу.

Когда Тэхен коалой висит, а Юнги пытается причесаться, то не жалуется, а просто смотрит в зеркало и улыбается. А ему улыбаются довольно и сонно в ответ, прижимаясь тесно-тесно к спине. И последний рабочий день в канун Рождества не исключение.

Тэхен поцелуями все плечи Юнги покрывает, жадно прикусывая кожу. Под рубашкой живот и бока оглаживает, спускаясь ненасытными ладонями ниже, к ягодицам. И Юнги терпит. Терпит и плавится, завязывая галстук, и пусть, что рубашку снова придется заправлять. Тэхен важнее.

И что меня будет ждать сегодня под елкой? мурлычет Тэхен на ушко, и старший зависает. Он не готовил подарок. Ему даже в голову не пришло купить что-то.

Эм Пол?.. в ответ, и Тэхен фыркает. Он, если честно, не обидится, если так и будет, и Юнги знает. А потому разворачивается, целует напоследок в губы мельком, и убегает. Он снова опаздывает.

А вечером, когда возвращается, Юнги застает пустоту квартиры. Тэхен вернется лишь в десять, а значит, есть еще немного времени.

И старший вздыхает, когда ослабляет галстук. Сердце в груди галопом, а ведь еще ничего не сделано, Тэхен даже не пришел еще домой.

Но, когда тот приходит, хлопая дверью и ругаясь на что-то под нос, Юнги спрыгивает с дивана и кубарем летит на пол. Ближе к елке. И если этот мальчишка не зайдет в ближайшем времени в комнату, Юнги замерзнет. Ибо почти полностью обнаженным на полу как-то совсем не круто.

Долго ждать все же приходится. Потому как Тэхен зависает где-то в дверях, когда под елкой видит Юнги в одном лишь тонком нижнем белье и с бантиком на нем же. Вроде и смешно, а Юнги так вообще скоро уже от стыда сгорит, но Тэхен лишь скидывает сумку, майку с себя и к Юнги. Ближе, подхватывая и прижимая к своему телу, которое всегда горячее, как печка. И Юнги греется, выгибаясь под жадными ладонями, отвечает на поцелуи, что совсем не нежные.

Дрожь по телу и стон с губ, Когда Тэхен сминает задницу старшего, затаскивая того к себе на бедра. Тэхен сильный; правда, не настолько, чтобы дотащить своего парня до постели. Но Юнги и не нужны такие подвиги он, смеясь, поднимается и за руки утягивает за собой в комнату, к постели, укладываясь после сверху на Тэ, но тот рычит и переворачивает Юнги моментально, подминая под себя.

На живот, заставляя приподнять бедра, и Юнги поднимает, сминая простыни. Он ждет, он жаждет продолжения. Он не жадничает на стоны они искренние и чувственные, ведь голова кругом от такого Тэ. И уже бьется в голове ярко пульсацией просьба вставь мне, но он молчит, задыхается, извивается под горячими руками, неосознанно пытаясь их убрать, ведь Тэ не теряет времени он уже растягивает, покрывая бедра поцелуями и хлюпая смазкой, еще холодной, не согревшейся. Та течет по бедрам, пока Юнги ловит воздух ртом, содрогаясь от возбуждения.

Его руку, чтобы не мешала, Тэхен заломил за спину и прижал к пояснице Юнги. И теперь тот чуть ли не хнычет, кусая губы. Властный, чуть грубый, но его мягкий Тэхен. Только он решает, когда же дать хену то, что он хочет. И когда он получает, то вскрикивает.

Больно. Но лишь сильнее сжимает в себе, выгибаясь под Тэхеном и дрожа. Ноги сводит, они дрожат, не держат но Тэхен прижимает к себе крепко, кусая за плечи, за шею, за спину, наращивая медленно темп, а старший плавится. Умирает в этих родных руках, шире открывая рот и издавая стоны еще громче. И с них уже вздрагивает Тэхен.

Жарко, узко, больно, но с этого напряжение внизу лишь сильнее. Юнги терпит, кусая собственные пальцы свободной руки, пока на замену не приходят пальцы Тэ. Горячие, любимые, и их уже сосет и кусает с удовольствием, проходясь по ним языком. Голова не работает он выгибается сильнее навстречу, задыхаясь и содрогаясь.

И когда бедра сильнее поднимают вверх, надавливая на спину, заставляя еще прогнуться, Юнги просто теряет связь с реальностью, открывая рот без стона.

И он чувствует, как горячо внутри. Как горит. Тэхен восстанавливает дыхание, уткнувшись в плечо старшего, а тот лежит просто, ловя новые фейерверки, что остатком после испытанного, и хочет еще. С царапинами на спине, с нехваткой воздуха, и

Хен?.. и вот с этим голосом, да. Он переворачивается осторожно, чтобы притянуть к себе младшего и впиться в его губы жадно, и показать, что все хорошо.

С праздником.

Люблю тебя читается по глазам, и Юнги улыбается, отвечая тем же.

А завтра это снова будет коала на его плечах. Любимая коала.

4 thoughts on “Когда тэхен вот так коалой

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *